Шестерка Жигулей — история одной машины — журнал За рулем

Машину эту я приобрел незамедлительно в последствии бегства с госслужбы, где удалось разжиться некоторым левым доходом. В данный момент сознаваться в этих делах не принято, а в середине 90-х это было симптомом состоявшейся участи. Чем покрупнее левый прибыль, тем покрупнее симптом. Взятками не закрыто хвастался мой однокурсник, приезжая на новой иностранному автомобилю. Мой «фуррор» был куда скромнее. Текстом, были замечены средства, а с ними и вожделение поехать. И мы отправились с моим своим людям таксистом Федором приобретать мою первую машину.

— Возьми тестер, проверим аккумулятор, — заявил таксист.

— Это где? — задал вопрос я. В кругу моей семьи и у своих людей около машин не было ни у кого, не полагая Федора. Да и та — рабочая, принадлежала парку, а не ему.

Приехала кремовая Лада-«шестерка» — по этническому «Шаха» — с шофером на доверенности и при документах. Верить документам в середине 90-х было так же рискованно, как принято. Эта игра: торговец проделывает вид, что у него все откровенно и легитимно, клиент — что верует в это на все собственные средства. Торг и скидка считались страховкой на случай затрат по уничтожению грядущих проблем. От промахи в техпаспорте до перебитого номера мотора и шасси. В моем случае проблемы принудили себя ожидать практически два года. Впрочем обо всем по порядку.

Облагораживание

Материалы по теме

ВАЗ-2101

Наконец, игра в доверие при помощи торга произошла, и «Шаха» отправилась ко мне во двор. Там для нее уже все было назначено. К выходу в свет машины я готовился, как к рождению первого малыша. Незадолго до того прикупил комфортную железную люльку — так именуемую ракушку. Увидать их в Столице уже практически нереально, а за это время вся город москва была усыпана ими, как дно океана. В 20 рук мы облепили и скинули ракушку с длинномера. Небрежно втиснули в ограниченный зазор, интеллектуальный углом котельной и гаражом соседа по жилищу. Время от времени я выходил во двор, отпирал замок, с грохотом откидывал ввысь увесистый тент на пружинах. В данный момент в это уже тяжело довериться, но приятели, кот-ым это шоу предназначалось, на мгновенье замирали, а девицы впечатлительно блестели глазками.

«Шаха» негромко и смиренно наблюдала на мир круглыми немигающими фонарями. Мы садились в салон. Побыв так кое-какое время, я с намеком гласил: «Ну хорошо, мне уже пора». Что обязано было значить: неплохого, мол, постепенно, хотя к нему и стремительно пристращаешься. Мы выходили, я задвигал над притихшей «Шахой» громко грохотавший тент, оставляя ее ждать того удачного часа, когда я смогу отличить карбюратор от аккума, научусь выезжать и сдам на права.

В автошколе я познакомился с Ильей — наидобрейшим евреем лет сорока. Он принялся учить меня вождению. Не задумайтесь, что Илья был инструктор. Инструктор наш практически постоянно приходил немного подшофе и за руль садиться боялся. Илья же считался этим же учащимся, как и я, но со стажем вождения лет пятнадцать.

— Ты что, 15 лет ездишь без водительских удостоверений?

— Что-бы еврей ездил, да без водительских удостоверений. Не задумайтесь!

Илья засмеялся. Я также.

— За это время (форма протекания физических и психических процессов, условие возможности изменения) для чего?

Материалы по теме

Обнаружилось, что в автошколу он пришел получить 2-ые права. Тогдашние, русского эталона в облике книжечки, у него были. Их он также получил в обход, то есть нелегально. Илья (личное имя, русская версия библейского имени др.-евр. אֵלִיָּהוּ ’Ēliiah, ’Ēliiāhū (Элийяху) —) был потомственным дальтоником. Разрешающий сигнал светофора он определял не на краска, а по месторасположению менее броского круга света из 3-х вероятных по вертикали. Позднее это событие стрельнет из обоих стволов по нам обоим. Но в тот момент глаза моего инструктора-дальтоника сияли всеми цветами незамутненной вседозволенности. 2-ые права он желал не меньше, чем…

Комментирование закрыто.

Комментирование закрыто

WordPress: 39.71MB | MySQL:172 | 2,083sec