Как рождался советский передний привод — журнал За рулем

Вспоминаем, кто стоял у истоков российских переднеприводных автомашин.

Сейчас это имеет возможность показаться забавным или необузданным, но… Фразу некоего высокопоставленного министерского босса «Пытаешься трудиться в автопроме, забудь о фронтальном приводе» мне передавал тот, к кому она относилась, - инженер НАМИ Владимир Миронов, к огорчению уже ушедший от нас. Миронов, напротив «отеческим» инструкциям, очень большое количество устроил для становления нашего автопрома, но то были дальние шестидесятые годы и до начала конвейерной жизни 1 русской переднеприводной машины оставалось еще длительных два десятилетия.

Первым делом

Системы переднеприводных машин в СССР были известны, при этом еще с довоенных лет. В НАМИ исследовали французский Citroen Traction Avant, лицезрели в том числе и южноамериканский Cord 812. В последствии войны в руки инженеров попали германские малолитражки DKW и Adler Triumph с фронтальными основными колесами. Но данной схеме в СССР когда-то не доверяли. И дело было не в трудности приводов фронтальных колес — по последней мере, не лишь только в данном.

Исходный период работы над кузовом малогабаритного переднеприводного автомашины ВАЗ.

Исходный период работы над кузовом малогабаритного переднеприводного автомашины ВАЗ.

ИЖ‑13 Старт — 1-ый в СССР своеобразный хэтчбек с фронтальным приводом.

ИЖ‑13 Старт — 1-ый в СССР своеобразный хэтчбек с фронтальным приводом (В механике Привод (он же силовой привод) — совокупность устройств, предназначенных для приведения).

Схема с двойными карданами (до передовых ШРУСов было еще далеко) не эта уж трудная. В конце концов, в последствии войны лицензионное создание германских DKW освоили в Аргентине и Бразилии — не самых авто государствах, а в середине 1960‑х, когда у нас заработал ВАЗ, в Румынии начали создавать переднеприводные Рено. Первопричина в другом: русские спецы считали, что фронтальный привод в следствии разгрузки колес на ростах негативно оказывает влияние на маневренность и, что значимее для наших критерий,  понижает проходимость.

Autobianchi Primula с поперечно размещенным движком стала основой для 2 опытнейшего эталона НАМИ.

Autobianchi Primula с поперечно размещенным движком стала основой для 2 опытнейшего эталона НАМИ.

Материалы по теме

Отношение к похожей схеме быстро поменялось в 1961 году, когда НАМИ получил английский Morris Mini-Minor (он же Austin, он же Wolseley, а потом — просто Mini) системы Алека Иссигониса. В английский компакт многие тех персонал, включая Бориса Фиттермана — знатного русского спеца по микроавтомобилям, просто втюрились. Правда, как говорил Миронов, потому что ход подвески британского малыша был всего 90–100 мм, для СССР это никак не годилось, - но в остальном автомат очень приглянулась. Спасибо авторитету Фиттермана в проекте дел вуза на 1964 год появился-таки переднеприводный автокар.

Возводили его, очевидно, в ведущем из того, что было. Кузов взяли в долг у еще несерийного ЗАЗ‑966. Мотор — 50‑мощный, от Столичного жителя‑408. Коробка передач была уникальная (хотя и с внедрением серийных составных частей), произведенная в одном картере с движком. Мотор, как и в Mini, поставили поперечно. Передняя подвеска — на поперечных рычагах, задняя — торсионная, с вероятностью изменять путевой просвет. Приводы соорудили на основе карданных крестовин Запорожца. Переднеприводный НАМИ‑0107 получился на тесты только летом 1966 года… и стал первым российским переднеприводным автомашиной? Не абсолютно так.

НАМИ‑0107Б с переделанным итальянским кузовом и уникальным российским мотором.

НАМИ‑0107Б с переделанным итальянским кузовом и уникальным российским мотором.

В 1960‑е годы на волне сотворения…

Комментирование закрыто.

Комментирование закрыто

WordPress: 39.74MB | MySQL:168 | 2,039sec