Глава Renault Sport — об участии марки в автоспорте 

На прошедшем в Сочи Гран-при Формулы (Математическая формула Формула в Microsoft Excel Химическая формула Эпическая формула Физическая)‑1 одним из самых заманчивых моих собеседников оказался Жером Столл — президент команды Рено Спорт, цвета кот-ой защищает и россиянин Сергей Сироткин. Вот только кое-какие ответы Жерома на мои вопросы.

Материалы по теме

Renault F1

 — Как мне ведомо, вы непосредственно защищали перед Карлосом Гоном идею о том, что Рено важна своя команда в Формуле‑1…

— Да. До этого я был сознательным за реализации Рено во всех ареалах. А что-бы реализации шли удачно, нужно ярко показывать собственные достоинства перед прямыми соперниками. С моей точки зрения, роль в Формуле‑1 — неплохой метод достичь сего и уяснить нашим посетителям еще один предлог для гордости. В 2017 году мы празднуем 40‑летие роли в Формуле‑1, и это великолепный момент для того, что-бы возвратиться на трассу в качестве настоящей команды.

— Неуж-то величавый «убивец затрат» Карлос Гон дал волю чувствам, кот-ые возобладали над трезвым рассудком?

— Понадобилось много времени, что-бы его уверить. Да, Карлос Гон — президент в первую очередь здравый. И он воспринимает заключения, кот-ые идут на пользу акционерам и всей фирмы. Значит ли это, что у него нет сердца? Естественно же, нет. Он заявил так. Рено — поставщик моторов, и это самое нелучшее, что имеет возможность быть. Поэтому что, когда какая-либо команда на машине с мотором Рено выигрывает гонку, о Рено никто не припоминает, но в случае беды винят до этого всего мотор. И поставил условие: или мы совсем уходим из Формулы‑1, или возвращаемся в качестве настоящей команды.

— Но так как в Рф продаются лишь только «здравые» авто Рено. В чем вы видите связь меж царицой автоспорта и дешевыми машинами для обыденных людей?

— Несомненно, наше заключение возвратиться в Формулу‑1 — часть стратегии всего холдинга. Естественно, пока же итоги не очень калоритные. Но когда вы увидите свежий Меган RS и другие резвые авто Рено (Топоним Рено, или Рино (англ), связь эта будет очевиднее: от гоночных машин — к спортивным, а от спортивных — к дорожным. Для человека, покупающего в том числе и дешевый Рено, очень принципиально, что он разговаривает с маркой, кот-ая содержит колоссальный навык в Формуле‑1 и имеет возможность на равных биться с Мерседесом и Феррари.

Материалы по теме

— Вы довольны фуррорами команды?

— Да. Поэтому что в конце 2015 года мы купили обанкротившуюся команду Lotus и весь грядущий сезон ездили на машине, разработанной в 2014 году под мотор Мерседес-бенз. Поставили движок Рено, но шасси-то осталось тогдашнее! В общем, конкурентоспособной машины у нас не было. Но мы набрались навыка, на четверть прирастили штат команды, вложили гигантские средства в становление, пригласили партнеров — BP Castrol и SMP Racing. Сейчас у нас есть болид R. S.17, кот-ый всецело разработан нашими тех персоналом в Энстоуне и Вири-Шатийоне. Автомат еще лишь только открывает собственные способности. Я доволен тем, что в состязаниях мы входим в 10 наилучших и размеренно попадаем в 3-ий сектор квалификации. Сейчас хотелось бы прогрессировать, именно, в гонках. Желаем в течение 2018 года время от времени покорять подий. А в 2020 году расчитываем подняться на подий по результатам всего сезона в Кубке конструкторов.

— Как вы оцениваете сотрудничество с SMP Racing?

— Наши отечественные партнеры заинтересованы в подъеме собственных пилотов на интернациональной арене и совершенствовании собственных инженерных компетенций. Для россиян пилот-соотечественник в Формуле-1 — это ключ гордости. Как вы осознаете, я говорю о Сергее Сироткине. К огорчению, в субботних заездах в Сочи его машину поняла…

Комментирование закрыто.

Комментирование закрыто

WordPress: 36.34MB | MySQL:155 | 1,309sec